печатная версия
журнала /
дек 2016 /
#48
Про автомобили в деталях

Бизнес

Угон-шоу

Помимо роста цен на бензин и сами машины, на долю российских автолюбителей приходится еще одна напасть — увеличение числа угонов. В прошлом году количество россиян, ставших жертвой угона, выросло почти на 9 %. Что тому виной — забуксовавшая реформа полиции, беспечность самих граждан или растущая уверенность преступников в своей безнаказанности?

 

Прежде чем ответить на извечный вопрос «Кто виноват и что делать?», попытаемся разобраться в сути причины столь стремительного роста числа угонов. В постперестроечный период пик автомобильных краж пришелся на 2003 год, после чего кривая угонов поползла вниз. Однако в 2010-м вновь был отмечен рост, который продолжается до сих пор. Причем в тот же период начал восстанавливаться российский авторынок, существенно просевший в кризис. Может, в этом и кроется истинная причина роста числа автокраж?

Вроде бы все логично: чем больше машин — тем больше их угоняют. Такая позиция была бы очень выгодна руководству МВД, однако полицейское начальство вряд ли сможет списать «неудобную» цифру на бурно развивающийся авторынок. Ведь в 2003 году машин угоняли немногим меньше, чем сейчас, хотя уровень автомобилизации был существенно ниже. Причины этой проблемы кроются гораздо глубже и выставляют в неприглядном свете как самих сотрудников МВД, так и нашу законодательную систему.

 

ПРОБЛЕМЫ С ЗАКОНОМ

Крылатую фразу «вор должен сидеть в тюрьме» матерые угонщики воспринимают с усмешкой. Они прекрасно осведомлены, что вероятность их «посадки» стремится к нулю, и даже в случае поимки с поличным (что случается крайне редко) велики шансы выйти на свободу прямо из зала суда. Дело в том, что в нашей стране действия автомобильных воров могут квалифицироваться по двум статьям УК РФ. Это суровая 158-я — «Кража», предполагающая тюремное заключение сроком от пяти лет, и снисходительная 166-я — «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения», позволяющая правонарушителям обойтись штрафом или условным сроком.

Осудить угонщика по 158-й статье непросто: нужно доказать, что целью совершения данного преступления являлось извлечение финансовой выгоды. Получить же такие доказательства можно только поймав преступника за руку в момент перепродажи краденого автомобиля. Поскольку непосредственные участники угона продажей не занимаются, а лишь перегоняют машину в «отстойник», найти концы в хорошо отлаженной цепочке «угонщик — продавец — покупатель» и поймать всю банду (в отличие от мецената Деточкина, современные угонщики редко работают в одиночку) удается крайне редко.

Неудивительно, что большинство преступников, задержанных за рулем чужого автомобиля, проходят по гуманной 166-й статье — мол, «ничего не знаю, гражданин начальник, взял машину просто покататься». После чего остаются на свободе и, как правило, вновь принимаются за старый, хорошо оплачиваемый и практически безрисковый способ воровства. Чудовищность и нелепость нашей законодательной системы, когда человек, укравший машину стоимостью в несколько десятков тысяч долларов, остается безнаказанным, возмущает не только простых граждан, но и автостраховщиков, вынужденных покрывать прорехи в законах из собственного кармана, закладывая риски угона в стоимость полиса каско.

 

ОТ МОСКВЫ И ДО ОКРАИН

По наиболее популярным в среде угонщиков моделям страховые компании нередко вводят «заградительные» тарифы с безумно высокими ставками, а некоторые вообще отказываются страховать такие машины, понимая, что риск слишком велик. Бессменным лидером общероссийского рейтинга самых угоняемых автомобилей является продукция АвтоВАЗа: «лады», «калины», «самары», «приоры» — высоколиквидный товар как на рынке «секонд-хэнда», так и на автомобильных разборках. Причем спрос на эти машины и запчасти для них есть в любом регионе России, даже «праворульном» Дальнем Востоке.

Чем дальше за Урал, тем больше в статистике пропаж автотранспорта значится автомобилей японских марок, среди которых пальма первенства принадлежит Toyota. Так, в Сибири свыше 70 % угонов приходится на «японок» (Toyota Corolla/Camry/RAV4/Land Cruiser, Mitsubishi Lancer, Honda CR-V, Nissan Primera) и лишь 10 % — на отечественные модели. В столичном регионе, на который приходится около четверти всех угонов в России, преступники также останавливают свой выбор на японских марках. После автомобилей ВАЗ лидерами угонов по Москве и области числятся Mazda 3 и 6, Nissan Teana и Mitsubishi Outlander.

Весомым стимулом для угонщиков вазовских авто является простота конструкции российских легковушек и отсутствие серьезных заводских противоугонных систем: открыть и завести такую машину — раз плюнуть. Впрочем, как показывает практика, электронные системы защиты, которыми современные иномарки оснащаются уже с завода, тоже не преграда на пути у хорошо подготовленных профессионалов. При наличии соответствующего оборудования открываются любые замки, ломаются иммобилайзеры, отключаются дорогие противоугонки и глушатся спутниковые «маяки».

 

 

НАС НЕ УГОНЯТ?

Справедливость изречения «если автомобиль захотят угнать, то угонят» не раз подтверждалась на практике. К машине, на которую есть специальный «заказ», угонщики могут вернуться не раз и не два, а в случае трудностей или спешки даже прибегнуть к насилию, попросту выкинув водителя из машины. Впрочем, последнее скорее исключение, чем правило, и характерно лишь для очень дорогих моделей сегмента премиум, когда высокий риск (разбойное нападение — это уже не шутки) оправдывается хорошим наваром. Во всех прочих случаях водитель может уберечь свой автомобиль, если будет следовать простым правилам.

Прежде всего машину лучше застраховать — это гарантированно обеспечит возврат стоимости авто в случае его угона. Отказы в выплате в таких случаях довольно редки, но чтобы рассчитывать на компенсацию, необходимо собрать требуемый пакет справок из полиции и запастись терпением, — деньги страховая компания выплатит не раньше чем через три месяца после угона. В общем, времени и нервов придется потратить немало, а чтобы этого избежать, стоит максимально усложнить угонщикам их работу. Но это не значит, что надо ставить самую крутую противоугонную систему — она вряд ли спасет.

Для защиты от угона важен комплексный подход. И набор систем, включающий сигнализацию (необязательно дорогую), замок на рулевой вал, а также дополнительный иммобилайзер, может реально помочь. Редко угонщики являются «мастерами на все руки», специализируясь либо на механических замках, либо на электронике. Если преступники увидят перед собой многоступенчатую преграду, для нейтрализации которой придется задействовать как минимум пару человек и лишнее время, они наверняка найдут менее подготовленную жертву. Чтобы не стать жертвой угона никогда не носите на одной связке ключ от машины и брелок от иммобилайзера или ключ от замка на руль — их могут украсть из кармана.

 

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Если автомобиль все-таки украли, о нем лучше забыть: вероятность, что его найдут, близка к нулю. Из всего обилия угоняемых в России машин находят своего владельца менее 6 %. Причем, как правило, это как раз тот случай, когда машину взяли просто покататься, а затем бросили и о бесхозной «брошенке» заявили в полицию бдительные жильцы близлежащих домов. Автомобили, угнанные «под заказ» или на запчасти, не находят никогда. Ведь угон автомобилей — это целая индустрия, в которой крутятся огромные деньги, и этими деньгами не прочь поживится даже люди в погонах.

Те, кто должен ловить преступников, сами оказываются на «темной стороне». Это было до реформы МВД и продолжается после. За примером далеко идти не надо: прошлым летом в Петербурге произошел резонансный случай, когда была задержана банда, промышлявшая угонами Ford Focus. В числе задержанных оказался 27-летний Сергей Филипчук, на тот момент являвшийся оперуполномоченным отдела уголовного розыска угонной группы Выборгского УМВД!

Все это говорит о том, что с системой, призванной поддерживать правопорядок в нашей стране, мягко говоря, не все в порядке. Может быть, для начала нам стоит хотя бы ужесточить законы? Например, перенять опыт соседнего Узбекистана, где за угон стали давать 15 лет, а за попытку угона — 8, и теперь автовладельцы спокойно оставляют машины на улице с незапертыми дверьми. В МВД вроде бы не против, но, может, потому, что суровость наших законов компенсируется необязательностью их исполнения?

Новости по теме

Статьи по теме

Акции и Скидки