печатная версия
журнала /
июн 2017 /
#53
Про автомобили в деталях

Автоспорт

«Дакар-2017» глазами Анастасии Нифонтовой: «Хочу собрать в коллекцию все основные ралли-марафоны!»

«Дакар-2017» глазами Анастасии Нифонтовой: «Хочу собрать в коллекцию все основные ралли-марафоны!»

Непобедимый «КАМАЗ-мастер», первое место российской команды G-Energy Team на Africa Eco Race 2017, триумф Сергея Карякина в классе квадроциклов в Южной Америке — мировые соревнования по ралли-рейдам все чаще приносят успех российским гонщикам. Не стала исключением и наша сегодняшняя героиня: самая титулованная мотогонщица России завоевала второе место среди женщин на самом престижном и тяжелом ралли-марафоне планеты. А том, как покорялся «Дакар-2017», — в нашем интервью.

— Когда пришло осознание того, что пора ехать на «Дакар»?

— Когда я только начала заниматься ралли-рейдами, «Дакар», конечно, был вершиной этого спорта. В глубине души «зернышко было посеяно», что вот, когда-нибудь, может быть, удастся... Но действительность имела другие масштабы.

Когда я начала участвовать в российском чемпионате, завоевывать какие-то места, поехала на первый этап чемпионата мира и подбиралась к гонкам мирового уровня, посеянная идея стала обретать реальные черты. Но, естественно, все это было еще только мечтой, потому что средств для участия в «Дакаре» взять было неоткуда (средняя стоимость участия — около 150 тыс. евро. — Прим. ред.). Спонсоры у меня уже имелись, однако серьезного генерального партнера, который мог бы отправить меня туда, еще не было.

«Дакар-2017» глазами Анастасии Нифонтовой: «Хочу собрать в коллекцию все основные ралли-марафоны!»

Однако в прошлом году, когда я начала выступать за автомотоклуб полиции Москвы, появился генеральный спонсор — «Библио Глобус», и мы стали готовиться к «Дакару».

Сразу скажу, что, будь обстоятельства иными, я бы не поехала на «Дакар». У меня был перелом позвоночника, я полгода не занималась, не тренировалась и находилась не в самой лучшей форме. Но, закрыв на все это глаза, бросилась в бой.

— То есть вариантов не было? Тот же ралли-рейд Africa Eco Race, который попроще и подешевле, даже не рассматривался?

— Изначально перед командой стояла цель поехать именно на «Дакар». Конечно, было бы неплохо перед этим сезон или два покататься на чемпионате мира, но наши российские реалии диктуют свои условия. Они же, собственно, сейчас вынуждают нас вновь искать генерального спонсора.

— Подготовка была в виде участия в этапах чемпионата мира?

— Было много всего. И участие в этапах чемпионата мира, потому что это соревнования, наиболее приближенные к «Дакару». Появилась возможность ехать на нормальном раллийном мотоцикле. Раньше мы ездили на самодельном, сделанном из обычного «эндурика». К нему тоже надо было привыкать, ведь мы могли гоняться на нем только на соревнованиях. Была гонка в Чили, потом появилась возможность перед Марокко съездить на тренировку в Испанию, где мы покатались буквально три дня. Получается, что на новых мотоциклах ездили всего около двух недель.

«Дакар-2017» глазами Анастасии Нифонтовой: «Хочу собрать в коллекцию все основные ралли-марафоны!»

— То есть это была некая профессиональная авантюра?

— Если работать на результат, то, конечно, все делается по-другому и бюджеты совсем иные. Вот, к примеру, я сейчас хожу на работу, чтобы хлебушек в семью принести. А по-хорошему с утра мне нужно идти в спортзал, потом на тренировку по мото, потом на массаж — и так всю неделю, и больше ни чем не заниматься. Но такой возможности у нас нет.

— Какие впечатления от масштабности происходящего? Волновались ли вы перед стартом?

— Перед любой гонкой всегда есть волнение, как у опытных гонщиков, так и у начинающих. Когда я ехала на «Дакар», мне казалось, что я приблизительно понимаю куда еду. Все-таки две Africa Eco Race проехала и достаточно много этапов чемпионата мира. Но я не ожидала, что это будет настолько тяжело.

Сейчас очень популярно сравнение Africa Eco Race и «Дакара». Выступив в последнем, я поняла, что эти гонки просто нельзя сравнивать. У каждой свои цели и задачи. «Дакар» — это суровое испытание для пилотов и техники. Africa Eco Race — больше про удовольствие от гонки в целом.

Если брать конкретные спецучастки, то в Африке тоже приходится непросто, особенно на этапе в Мавритании с ее песками. Разница в том, что минимум лиазонов и гоночный день сокращенный. После спецучастка остается еще прилично времени, чтобы отдохнуть, пообщаться с друзьями и выспаться.

На «Дакаре» все по-другому: встаешь в четыре утра, проезжаешь лиазон в 300 км, потом спецучасток в 400 км и еще 100 км лиазона. В общем, приезжаешь после 12 часов на мотоцикле, успеваешь быстро помыться, сделать роудбук, подготовить вещи на завтра, и все — спать остается часов пять. В таком темпе приходится жить две недели. Если ты едешь медленнее — и вовсе мучение. Поэтому организаторы так тщательно выбирают участников: здесь недостаточно просто заплатить и поехать.

На Africa Eco Race ты платишь, проходишь техкомиссию, у тебя есть лицензия — и этого достаточно. Для «Дакара» мы готовили специальную презентацию на несколько страниц, где нужно было описать свою мотивацию, то, чего ты уже достиг. Обязательно смотрят результаты твоих гонок.

«Дакар-2017» глазами Анастасии Нифонтовой: «Хочу собрать в коллекцию все основные ралли-марафоны!»

— Такой отбор нужен для повышения конкуренции или это все-таки требования безопасности?

— Если гонщик не соответствует уровню, он может просто не доехать до финиша. К примеру, если я провожу на мотоцикле по 10-12 часов, то «неопытный» будет проводить по 15 часов. Это реально опасно, так как у многих желание доехать выходит за рамки разумного. Многие смертельные случаи происходили именно из-за фанатичного желания доехать, когда гонщики просто не прислушивались к своему организму.

— Стратегия на гонку формируется сразу или план на следующий спецучасток продумывается исходя из ситуации?

— В том режиме, в котором мы ехали, у нас основная задача была доехать до финиша. Для нас это был первый «Дакар», к тому же у напарника по команде Саши Иванютина только за две недели до этого сняли гипс, он жутко хромал. А у меня до последнего были проблемы с лицензией. Поэтому тактика была простая: ехать неспешно, аккуратно, но стабильно.

— «Дакар» получился равномерно тяжелым или были какие-то пиковые моменты нагрузок и сложностей?

— С самого начала была жесть. Очень жарко, мы начали подниматься в горы, там возникли проблемы с высотой, и пошли дожди. Раллийная резина на наших мотоциклах стала очень скользкой. На высоте 4000 метров начались весьма сложные техничные «куски», а кислорода не хватало. Легких этапов не было в принципе. Либо это был компактный этап, но очень сложный, либо более простой, но за счет протяженности он тоже становился очень сложным.

Самый сложный «кусок» был на десятый день, как раз тогда Петерансель столкнулся с мотоциклистом. Была очень сложная навигация: реки между горами. Жара усиливалась. Я проезжала этот спецучасток часов десять. Когда приехала, все аплодировали, так как понимали, насколько это сложный участок и сколько гонщиков сошло с дистанции.

«Дакар-2017» глазами Анастасии Нифонтовой: «Хочу собрать в коллекцию все основные ралли-марафоны!»

— Как отдыхали между этапами? Есть ли какие-то секреты восстановления?

— Просто сон, лежать и не шевелиться. Потом привыкаешь использовать любой момент для сна. Даже когда остается 15 минут до старта, можно заснуть прямо на мотоцикле, а потом, сразу после пробуждения, стартовать.

— Есть ли у вас предпочтения по покрытию? На какой поверхности вам легче выступать?

— Мне больше песок нравится. Я его лучше чувствую. Но в Америке песка не так много. Тот, который есть, совсем не такой, как, например, в Мавритании, — он плотный и во время дождей становится тяжелым, мотоцикл не прорезает свою колею.

Большая часть проходила по горам, по каменистому грунту. Неприятнее всего было в Аргентине, где скользкие глиняные дорожки с лужами. Там, где я каталась раньше, таких покрытий не было, и мне было очень непривычно на большом мотоцикле.

— Как обстояли дела с навигацией?

— Многие участники прошлых «Дакаров» жаловались, что гонка уже «не та». Якобы ездишь по понятным дорожкам, и никакой сложности с навигацией. Я тоже после первых нескольких дней так думала. Вдоль дорог стоят люди, и ты просто едешь по живому коридору и даже не смотришь в навигатор. Однако потом пару дней некоторые весьма прилично поплутали.

— Как вел себя мотоцикл в течение гонки?

— Техническую поддержку нам оказывала голландская команда HT Rally во главе с Хэнком Хеллегерсом. Она считается полузаводской и раньше обслуживала Honda. Мотоцикл каждое утро перед стартом всегда был проверенный, ТО сделано, все заменено. Они даже полиролью его протирали — каждый день садишься как на новый.

Эти мотоциклы, ралли-реплики, на заводах делают конкретно под ралли-рейды. Они уже многократно испытаны заводскими гонщиками и, можно сказать, доведены до совершенства. Если еще и обслуживают их грамотные механики, то проблем не случается.

«Дакар-2017» глазами Анастасии Нифонтовой: «Хочу собрать в коллекцию все основные ралли-марафоны!»

— Есть ли какие-нибудь нюансы техрегламента?

— Мотозачет вообще стоит особняком. У нас очень многое зависит от физики, а мотоциклы практически все от одного производителя. Есть, конечно, те, кто выступает на Yamaha и Honda, но в основном это KTM. Судьи относятся строго ко всем без исключения. К примеру, если судья перед стартом видит, что у тебя в бачке воды меньше трех литров, он не допускает тебя к старту.

— Сильно мешают соперники из других категорий, например грузовики?

— На мотоцикле, конечно, нельзя нажать на кнопку, чтобы тебя пропустил менее быстрый соперник, но никаких серьезных проблем с обгонами не возникает. Максимум у нас могут быть пересечения с квадроциклистами. Они быстрее на серпантинах за счет сцепления четырех колес, но на прямых скорость выше уже у нас. Автомобили я всегда стараюсь максимально оперативно пропустить.

— Чтобы выиграть «Дакар», нужно приложить огромные усилия или здесь все-таки присутствует эффект стечения обстоятельств?

— Женщине выиграть «Дакар» в мотозачете нереально. Есть, конечно, Лайа Сайнс, которая едет на уровне мужчин. Но она занимается только мотоспортом, к тому же ее физическое развитие позволяет выдерживать максимальные нагрузки. И даже при всем этом ее лучший результат — девятое место.

— Нет желания пройти «Дакар» на нескольких видах транспорта?

— Я никогда не отказываюсь от нового. Вот только квадроциклы всегда внушали мне ужас, так как эти маленькие четыре колеса очень неустойчивые. Может быть, позже, если удастся пересесть на машину, я с удовольствием проеду «Дакар», тем более что в автозачете женщина может выиграть эту гонку. Но все упирается в финансирование.

— Должно ли государство проявлять заботу о будущем авто- и мотоспорта?

— У нас привыкли пенять на государство, а если посмотришь на спорт за рубежом, то увидишь, что там все развивается без участия государства. Но! У них очень развита спонсорская помощь. Вот если бы у нас было выгодно показывать спортсмена, все было бы по-другому. К примеру, наши телеканалы ретушируют спонсорские логотипы в кадре, а мне неинтересно давать интервью, ведь у меня обязательства перед спонсорами. Получается замкнутый круг: я спонсорам не интересна, потому что меня не показывают, а показывать меня со спонсорами тоже не могут.

— Но все-таки в России автоспорт в последние годы становится более популярным, согласны?

— Конечно. И новые треки строятся, и проходят соревнования, и говорят о автоспорте уже больше. Тот же Сергей Куприянов находит спонсоров, благодаря которым все журналисты ездят, например, на Africa Eco Race. Мне, скажем, недавно мотоцикл выдали (у нас была закупка мототехники на деньги Минспорта) — благодаря тому, что мои успехи заметили. Тут как с Сергеем Карякиным. Пока он не выиграл, его никто не замечал.

— Что вам особенно запомнилось?

— Когда мы въезжали в Боливию, началась гроза и в землю стали бить молнии. Одна ударила в гонщика, но он остался жив. Я не робкого десятка, но когда на высоте 3000 метров, на абсолютно ровной плоскости, молнии втыкаются в землю на расстоянии 100 метров от тебя — становится очень страшно. Но спрятаться все равно негде, так что приходится ехать. А дальше смыло дорогу, и пришлось ехать в объезд по очень серьезному серпантину, затем по песчаному грейдеру. И все это в ночи, после 15 часов на мотоцикле. В тот день я провела в седле 19 часов.

— Какие планы на этот гоночный сезон?

— В начале лета мы планируем съездить на ралли «Албания». Это частная гонка, но в том году она мне очень понравилось. Об Africa Eco Race я до сих пор вспоминаю с теплотой и удовольствием — проехала бы еще раз.

На этот год пока нет точного понимания. Вот через сезон уже есть планы. Первое — это, конечно, «Шелковый путь». В этом году мотозачета там не будет, а в следующем уже появится. Ну и еще есть у меня идея-фикс — ралли «Такла-Макан» в Китае. Хочу собрать в коллекцию все основные марафоны.

«Дакар-2017» глазами Анастасии Нифонтовой: «Хочу собрать в коллекцию все основные ралли-марафоны!»

Новости по теме

Статьи по теме

Тест-драйвы