печатная версия
журнала /
ноя 2016 /
#47
Про автомобили в деталях

Колонка редактора

Генетическая память: мы по-прежнему любим Жигули и Нивы

Генетическая память

Советский дефицит воспитал в нашем человеке неутолимую жажду обладания максимальным количеством продуктов потребления, включая, конечно же, новый автомобиль. Въевшийся генетический голод настолько силен, что почти 25 лет всевозможного изобилия не искоренили это чувство. Новую машину россиянин хочет всегда, везде и в любое время суток.

Даже в современной действительности остановить его в этом порыве не могут ни чудовищные проценты по кредитам, ни огромные страховые премии, ни цены на бензин, ни тем более какие-то там непонятные санкции, риск потери работы и прочие социальные и экономические неурядицы. Только резкий скачок цен, как ушат холодной воды, отрезвил граждан и заставил хоть немного просчитывать свои расходы после сумасшествия в декабре 2014 года.

У тех, кто не успел или не смог отхватить себе автомобиль по старой цене, произошло немедленное отключение желаний и включение головы, холодного расчета и оценки собственных действий. Это мигом отразилось на расстановке приоритетов в выборе конкретных автомобилей на погружающемся на дно российском авторынке. Те марки и дилеры, вложенные инвестиции которых оказались значительно больше затрат на сворачивание деятельности вслед за концерном GM, вынуждены искать способы выживания и сокращения издержек.

Одним из них стал массовый вывод с российского рынка непопулярных моделей. Под нож в первую очередь попали спортивные модели, кабриолеты и купе — непрактичные и чуждые нашему пролетарию машины. Вторыми в депортацию отправились маленькие хетчбэки — современные аналоги непрестижного советского «горбатого», которые до подорожания еще более или менее покупали как временные «игрушки» для подрастающих дочерей.

Что же осталось? Давайте смотреть. У Toyota спрос сохранился на Camry и RAV4. Mazda оставила в модельном ряду две машины — седан «шестерочку» и кроссовер CX-5. Hyundai с Kia продают Solaris с Rio да ix35 cо Sportage. Кассу Renault делают Logan и Duster. И даже у премиальной Audi в топ-продажах A6 и Q5. И так у всех: нет в гамме относительно крупного и соответствующего марке недорогого седана и кроссовера — бренд отправляется на дно статистики.

Генетическая память: мы по-прежнему любим Жигули и Нивы

Помнится, в советском детстве отец мечтал о Жигулях, желательно в модном темно-синем цвете. Собственно, о чем-то другом мечтать было трудно, ибо другого почти и не было. Достался Москвич. Тоже желанный, тоже замечательный и тоже синий. Как все советские мужики, отец, офицер Советской армии, проводил в гараже почти все выходные, каждый раз выезжая на всегда «вылизанном» седане АЗЛК как на военный парад. Машина была гордостью, уровнем достижения цели и социальной значимостью.

Лучше, чем у отца, дела обстояли у сослуживца и соседа по гаражу, у которого была Нива. Именно он превращался в короля дорог зимой, вытаскивая в метель весь гаражный кооператив, и именно с ним по очереди все родители ездили за грибами в лес, если не удавалось договориться о казенной "Буханке". Но мечты на этом не заканчивались: путеводной звездой любого советского автомобилиста была недостижимая черная Волга — символ жизненного успеха. На ней возили командира войсковой части, на ней тогда ездили ведомственные чиновники и сильные советского времени. Не было лучшей мотивации для мальчишек, увлеченных автомобилями, чем отцовское «учись хорошо, тогда будешь ездить на черной Волге»...

Генетическая память: мы по-прежнему любим Жигули и НивыГенетическая память: мы по-прежнему любим Жигули и Нивы

С тех пор прошло уже больше тридцати лет. Советский Союз уничтожен. Нет Волг, на могиле Москвича уже давно построено другое предприятие, а проданные Западу Жигули теперь по-модному называются Lada. Но генетическая память, как видим, жива. Мы по-прежнему не любим покупать хетчбэки — «зубильная» эра конца восьмидесятых так и не прижилась, воротим нос от универсалов, нам не нужны минивэны и купе. Нам нужно родное, понятное и привычное — аналоги Жигули-седанчика да вседорожника пополноприводней. Вот и покупаем мы исключительно Логаны и Солярисы, разбавляя их Дастерами, Спортейджами и, кто побогаче, Хайлендерами и X5. Ну а мечтаем, конечно, как и десятилетия назад, о Волге сильных сегодняшних дней — черном седане Mercedes-Benz, BMW и Audi...

Генетическая память: мы по-прежнему любим Жигули и Нивы

Самые популярные

Автоновости

Тест-драйвы