печатная версия
журнала /
ноя 2016 /
#47
Про автомобили в деталях

Досуг

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

Формула-1, ралли, шоссейный гонки – всё это неотъемлемая часть автомобильной жизни, которая, конечно, не обходится без поддержки мировых автоконцернов. Но бывает ещё и так, что крупнейшие автомобильные бренды кладут глаз на не самые профильные соревнования – например, на гонки катамаранов на подводных крыльях. В прямом смысле погружаемся в соревнования вместе с командой Land Rover BAR и лучшей российской яхтсменкой, чемпионкой Европы и мира Екатериной Скудиной.

Как катамараном управлять? Насколько это вообще сложно? Потому что впечатления удивительные - как спортсмены расходятся на полной скорости в сантиметрах, не тараня друг друга?

Это, конечно, многолетний опыт. Здесь представлены лучшие яхтсмены на планете. Катамараны требуют очень серьезной подготовки и очень большого опыта руления. Просто управлять – не так и сложно, потому что навык получить можно достаточно быстро. Другое дело, что здесь всё-таки конкуренция на очень высоком уровне, поэтому приходится лавировать на грани в 10 см по корме другой лодки. Да ещё яхту нужно удерживать на крыле, не теряя в скорости – вы заметили, как только она проседает, касается воды, сразу теряется скорость – и вот это мастерство рулевого, когда надо держать угол атаки паруса к ветру, чтобы лодка продолжала скользить на крыле – это фантастическое мастерство.

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

Когда находишься на катамаране, складывается полное ощущение, что у него есть педали газа и тормоза – настолько резко разгоняется и тормозит лодка. Плюс ещё нужно резко поворачивать. Это всё осуществляется парусами?

Это суммарная работа парусов и рулей. Рулями осуществляются резкие изменения направления, хотя и парусами это тоже можно сделать, просто чуть дольше. Но при изменении курса рулём необходимо подстраивать паруса, только тогда лодка продолжит эффективно двигаться. Если же ответа команды на действия рулем не произойдет, то катамаран опустится на воду.

На определенных поворотах команда открывает самый большой треугольный парус – геннакер. На что он влияет?

Геннакер поднимается, когда лодка идёт при угле ветра от 90 до 180 градусов. Это дополнительная площадь парусности, которая позволяет резко разгоняться – своеобразный форсаж.

Расскажите про крылья. Как и на каких виражах они выдвигаются или опускаются?

Опускается подветренное крыло. Катамаран всегда имеет определенный крен, то есть один «плавник» всё время ниже – опускается то крыло на плавнике, который ниже. Когда катамаран идёт на галсе (курс лодки относительно ветра), одно крыло опущено, другое поднято, потому что один плавник оторван от воды - не нужно создавать никакого дополнительного трения, поэтому крыло вытаскивают. Когда происходит поворот, то опускается плавник, который был выше.

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями единымиГонки Extreme Sailing Series: не автомобилями единымиГонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

Почему у крыла такая специфическая форма?

На самом деле, эта форма сделана на основе крыла самолета. Гидродинамика работает так же, как и аэродинамика. Есть определенная форма сверху – там поток идёт по более длинной траектории, чем снизу, поэтому возникает подъемная сила. Подводное крыло работает точно по тому же принципу, что и крыло самолета. Если не маневрировать, то почти всё время можно идти на крыле. Конечно, ещё от ветра многое зависит – если он будет слабый, то лодка, естественно, опустится. Если же начать поворачивать, то рули в своём пределе становятся почти перпендикулярно направлению движения, становясь своеобразным тормозом, и лодка тоже опускается.

Что касается хода гонки, правильно ли я понимаю, что есть только точки-буи, которые необходимо обходить по очереди, при этом какого-то четкого «коридора», то есть условной трассы, как в автогонках, тут нет, поскольку команды двигаются, как хотят?

Здесь также всё зависит от направления ветра, поскольку чек-поинты расположены по кругу и на каждом направлении не обходимо искать лучший ветер. Именно поэтому катамараны двигаются зигзагами. У каждого экипажа есть своя тактика, своя идея, где лучший ветер. Все рулевые стремятся попасть туда, где, по их мнению, лучший ветер. Но кто-то его видит слева, кто-то видит справа, соответственно кто-то ошибается, а кто-то выигрывает.

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями единымиГонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

Что это такое система SAP и ориентируется ли по ней команда?

Система SAP или полностью SAP Sailing Analitycs на основе множества датчиков, установленных как на самих катамаранах, так и прямо на воде, выдаёт полный поток информации о гонке, ветре, течениях. В том числе на основе неё яхтсмены анализируют, под каким углом паруса стартовать, где поворачивать и т.д.

В ходе соревнования команда по ней не ориентируется, но может постфактум посмотреть, как они шли по трассе. И то, SAP может дать усредненную картину. На самих лодках в этом классе никаких мониторов, отображающих подсказки, нет, но вообще такая практика используется: на больших лодках и навигаторы присутствуют, и с профильных сайтов информация выводится. Вот кстати, компания Land Rover в этом плане помогает, разрабатывая интерфейсы для подобных систем - на них просчитываются лучшие траектории, где лодка максимально эффективна.

Получается, конечно, своеобразная фора, но это общая тенденция парусного спорта. Только на Олимпийских играх любая электроника запрещена, а на соревнованиях не такого высокого уровня уже возможны допуски. Чемпионат American’s Cup – апофеоз технологий на судне. Там целая команда работает на берегу, чтобы на основе данных дать преимущество в скорости. Но дальше уже всё зависит от команды на катамаране.

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

С помощью специального программного обеспечения, разработанного той же известной компанией SAP, можно наблюдать за гонкой не только «вживую», но и с экрана, сидя в уютном кресле. Фактически на телевизор с полной прорисовкой локации и хорошей компьютерной графикой транслируется ход гонки, только со всей дополнительной информацией, в том числе и об участниках.

Спортсмены на судне всё время кричат друг другу какие-то цифры: один двадцать, сорок пять, шестьдесят и отсчеты по порядку. Это какие-то углы?

Вообще, конечно, у каждой команды свой язык общения. Отсчеты – это, как правило, время до старта или какого-то резкого манёвра. Цифры же могут относиться к углу паруса к ветру, и это может относиться к крену.

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями единымиГонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

Чтобы выйти на уровень подобных соревнований, сколько необходимо учиться?

Как и в любом профессиональном спорте надо заниматься с детства. Некоторые позиции шкотовых, то есть тех, кто работает с веревками, имеют возможность научиться чуть быстрее – у них больше именно физической работы, нежели каких-то тактических решений. Тактика – это десятки лет. Способность «видеть» и чувствовать ветер – это только опыт.

В основном соревнования подобного уровня проводятся всё-таки в морях, а не в реках? Или без разницы?

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

«Чистый парус» - это, конечно, моря. И для гонщика это всегда гораздо лучше. Но есть тенденция к увеличению зрелищности в парусном спорте, чтобы это было доступно как можно большему числу зрителей. Поэтому всё приближается к берегу, и, соответственно, входит во внутренние акватории – в чпстности, в реки. Это так называемый стадионный формат. Количество перемен ветров и количество манёвров достигает очень больших значений. Для участников, могу вам сказать, это ужас! Но для зрителей так удобнее – для них это шоу, а для организаторов - привлеченные рекламодатели, аудитория и деньги. Все это понимают.

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями единымиГонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

Как появилась команда Land Rover BAR?

Land Rover BAR – не что иное, как Ben Ainslie Racing, то есть команда легенды парусного спорта и самого заслуженного яхтсмена на планете Сэра Бена Эйнсли. А компания Land Rover является эксклюзивным партнером команды по инновациям. Вместе они работают над тем, чтобы создать самую быструю лодку в истории Кубка Америки – самой старой (появилась в 1851 году) и самой знаменитой гонки в мире. Ну а главная цель британца - вернуть старейший трофей парусного спорта мира в Великобританию, который пока никак не получается отвоевать. Сто тридцать лет Кубок был у Штатов, а потом начал «путешествовать» по миру, но в Британию так и не попал.

До Бена, кстати, самым титулованным яхтсменом в мире был наш Валентин Манкин, который выиграл олимпийское золото во всех трех возможных классах парусных гонок. Советская парусная школа была очень сильна до распада СССР. Сейчас, увы, всё осталось в прошлом, нам приходится догонять.

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями единымиГонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

Российская команда в мировой парусной серии Extreme Sailing тоже есть – это Gazprom Team Russia, которая регулярно входит в десятку сильнейших. На Петербургском этапе команда начала сезон 2016 и выступала в смешенном российско-ирландско-новозеландском составе, заняв по итогу шестое место.

В чем причина того, что, по сути, родоначальники парусного спорта никак не могу выиграть главную награду?

Просто есть свои особенности, которые заключаются в том, что победитель диктует правила. И в этом плане американцы очень умело «защищаются», в том числе технически. Вот сейчас, кстати, благодаря компании Land Rover и её технологиям у команды LR BAR есть все шансы всё-таки отвоевать Кубок Америки. Всё это поддерживает и герцогиня Кембриджская с принцем Уильямом, которые тоже очень переживают за исход этой истории. Поэтому это такое англосаксонское противостояние, которое наполнено историей, политикой и прочими событиями, за которыми очень интересно следить.

Гонки Extreme Sailing Series: не автомобилями едиными

Редакция журнала "Движок" выражает благодарность российскому представительству Jaguar Land Rover в Росcии и лично Натальи Трынко за помощь в организации интервью.