печатная версия
журнала /
ноя 2016 /
#47
Про автомобили в деталях

Досуг

Автор «Улиц разбитых фонарей» - о погонях в жизни и в кино

Автор «Улиц разбитых фонарей» - о погонях в жизни и в кино

Появление автомобиля в жизни Андрея Кивинова напрямую связано с переходом бывшего оперативника в сферу литературного творчества: его первая машина была куплена на первый гонорар от книги. С тех пор уже много лет известный писатель и сценарист Андрей Кивинов живет в мире кино – по его произведениям регулярно снимаются фильмы и сериалы, а в них всегда находится место для транспортного средства.

Во дворах проспекта Стачек…

 - Андрей Владимирович, вы начинали водить машину, когда еще служили в милиции?

- Да, и тренировался на служебной «шестерке» - катался во дворе дома, где располагалось отделение, но на дорогу не выезжал. Водительских прав у меня не было, и меня учил приятель.  Я достаточно быстро все освоил и потом уже по служебным делам ездил на этой машине, но без прав.

 - Последние слова надо произносить шепотом!

 - Но это была милицейская машина – кто ее остановит? Она же с милицейскими номерами! Я водил очень аккуратно, штрафов у меня до сих пор нет. Тогда, не имея опыта, я был еще осторожнее и ездил только по маршрутам, которые хорошо знал. Затем сдал на права, а через несколько лет смог купить свою первую машину – с гонораров. Это была «восьмерка» Жигулей, и она показалась мне гораздо комфортней, чем «шестерка». А после нескольких лет вождения иномарок, однажды мне пришлось снова сесть за руль шестой модели – меня попросили перегнать чужой автомобиль. Я с удивлением обнаружил, что это довольно сложно: педали узкие, зеркала расположены иначе, и руль не повернуть - гидроусилителя нет!

– Расслабили вас буржуйские автомобили…

- Мало того, когда моя сестра купила себе «девятку» - а у этой машины руль более-менее легкий, то и там я себя почувствовал неудобно после иномарки -  в педали не попадал, управлять было тяжелее. Интересно было бы попробовать новые модели жигулевские – видел, но за рулем еще не сидел. Любопытно, что сделали за это время? Единственное из последних образцов отечественного автопрома на чем мне довелось поездить, а вернее посидеть в салоне – новый УАЗ «Патриот». Мой приятель купил его специально для поездок на рыбалку и по бездорожью. По моим впечатлениям - это практически один в один наш милицейский «уазик», только дизайн немножко изменили, а по ощущениям – он.

Автор «Улиц разбитых фонарей» - о погонях в жизни и в кино

Погоня в жизни – не кино

- Во время службы вам приходилось водить милицейский УАЗ?

- Нет, с этим было строго. Водитель не мог пустить за руль кого-то другого, потому что отвечал за машину, и даже в удостоверении у него было написано – милиционер-водитель. Конечно, в особых ситуациях, когда совсем приспичит, и оперативники и дежурные водили сами, но мне не пришлось.

- А в погоне на автомобиле вы участвовали?

- Бывало, но это жуткие ощущения. Никакой романтики, которую показывают в кино. Одна погоня была ночью, часов в двенадцать, и за рулем был не милиционер, а потерпевший. У него изнасиловали жену: она вечером возвращалась с работы домой и какие-то «братки» затащили ее в кусты. Женщина успела увидеть, что насильники пошли на троллейбусную остановку. Когда муж пострадавшей примчался к нам в отделение на своей «шестерке» или «копейке», выяснилось, что нашего водителя-милиционера нет на месте. В погоню мы отправились вчетвером на машине потерпевшего. Я рядом с ним на переднем сиденье, а на заднем – женщина и дежурный. Погнались наобум за троллейбусом, в котором могли быть преступники.

- Догнали?

- Да, троллейбус мы нагнали только в районе ул.Солдата Корзуна, что было довольно далеко от места преступления. Женщина опознала их  через окно троллейбуса. Мы задержали. Что касается погони, то это страшно, когда машина на скорости под 120 км/ч несется по ночному Питеру, пролетая перекрестки на красный сигнал светофора. Вполне могла быть авария – ведь пропускать нас были не обязаны. Машина не служебная, никакой громкой связи, сирены или опознавательных знаков. Встречные автомобили шарахались от нас в стороны, а я мог только немного осаждать и успокаивать водителя, который в тот момент себя не контролировал.

Куценко догоняет, Безруков преследует

- В фильмах по вашим произведениям тоже наверняка есть погони?

- Да, но поскольку это комедия, воспринимается все иначе. Например, когда на съемках фильма «Курьер из Рая» (кстати, главным героем по сути является автомобиль – прим. авт.) снимали погоню, где герой Гоши Куценко едет за угонщиками по московским улицам, я посмотрел на происходящее и сказал продюсеру: «Какая это погоня? У вас же «пробки» сплошные по городу!» А продюсер тут же среагировал: «Хорошая идея! Давайте снимем погоню в «пробках»!»

- Сняли? Что получилось в итоге?

- Сняли погоню очень смешно, жаль, что ее подрезали, и она не вся вошла в фильм. Куценко доезжал в машине до определенной пробки, потом вылезал и бежал за угонщиками. В это время поток транспорта сдвигался, и Куценко приходилось бежать назад к автомобилю, и так несколько раз, в результате угонщиков упустили.

Эффектная покупка

- А сейчас на каком автомобиле вы ездите?

- Около двух лет передвигаюсь на Ford Kuga. Эту модель я присмотрел давно, еще в старом варианте, но почему-то купил Mitsubishi ASX, даже не делая тест-драйв. Мне понравился салон, а когда начал ездить, выяснилось, что и багажник маловат – нам он как раз требовался для перевозки вещей и стройматериалов за город, и двигатель слабый, что особенно чувствуется на трассе. В итоге большую часть времени на автомобиле ездила жена. Однажды она ехала с дочерью, и машина у них заглохла. Я приехал, посмотрел, - действительно, не заводится, а в чем дело – непонятно. Вызвали эвакуатор, и уже на другой день в сервисе мастер говорит мне, - да это ерунда, у вас здесь просто батарейка старая, надо заменить и все. А я ему отвечаю, - зачем менять батарейку, давайте сразу машину поменяем.

Автор «Улиц разбитых фонарей» - о погонях в жизни и в кино

- Мастер решил, что вы пошутили?

- Он уточнил, серьезно ли я говорю, и не сразу поверил в происходящее. Когда мы отправились в автосалон, в наличии были автомобили только двух цветов. Я выбрал зеленый металлик, внес предоплату, сдал в зачет свою машину и купил Ford. Со стороны это выглядело, наверное, как известный анекдот про пепельницу (клиент просить в салоне заменить свой Мерседес, на новый, потому что в старом пепельница заполнена – прим.авт.). В общем, выпендрился, хотя на самом деле я давно присмотрелся к этой машине.

- Чем приглянулась?

- Компактная, но в тоже время багажник вместительный, к тому же – приятная мелочь, его можно открыть ногой, что очень удобно. Мощность меня также устраивает, хороший обзор, в общем, пока все в порядке, а как будет вести себя дальше - посмотрим.

Греческие навигаторы и горные козы

- Вам приходилось путешествовать на машине за границей и каковы впечатления?

- Я брал автомобиль в аренду в Испании и в Греции. Однажды на Корфу мы взяли маленькую машинку и поехали смотреть местность. Я поставил навигатор, потому что по карте искать было бесполезно, но видимо он показывал устаревшую информацию. Вместо автобана он направил нас якобы по единственному, но очень странному пути: мы попали на улочку, где боковые зеркала машины задевали стены домов! На чем они там ездят с навигаторами, думал я, на велосипедах, что ли? Зеркала пришлось сложить, кое-как протиснулись, зато был и плюс – отправившись по этому маршруту, мы попали в небольшие населенные пункты, посмотрели местную экзотику.

- А в экстремальные истории попадали за границей?

- Как-то на Крите мы захотели посетить монастырь в горах, куда не водили экскурсии. Нас предупредили, что рейсовый автобус туда не ходит, пешком – далеко. Пришлось брать автомобиль в прокат. Поехали, ориентируясь на указатели, которые сообщали, что монастырь где-то рядом. Постепенно заметили, что дорога изменилась – сначала закончился асфальт, потом пошла грунтовка, а само дорожное полотно вжалось в горы. Указатели ободряли, но через некоторое время местность совсем обезлюдела, а на дороге появились дикие козы, и движение затруднилось из-за крутого подъема. В какой-то момент машина совсем остановилась – настолько резким был подъем. Однако вернуться назад и спуститься оказалось сложно: с одной стороны был обрыв, с другой - гора. Жене пришлось выйти из машины и показывать мне дорогу, а я потихоньку сдавал задним ходом до первой площадки, на которой смог развернуться.

Автор «Улиц разбитых фонарей» - о погонях в жизни и в кино

Новинки преступного и театрального мира

- Вам часто в профессиональном плане приходилось сталкиваться с угоном автомобилей?

- Когда я служил, в середине 90-х это была очень актуальная тема. У народа безденежье, машины в дефиците, и тогда люди пропадали без вести вместе с автомобилями.

- Но потом, наверное, машина все-таки где-то всплывала?

- Нет, бывало так, что и с концами – в «Улицах разбитых фонарей» у меня есть серия «Попутчик» на эту тему. Владельцев убивали, а машины угоняли и разбирали на детали.

- Современный угон более изощренный?

- Он модернизирован, и банда угонщиков действует по четкой схеме. Есть главарь, руководящий группами, которые не контактируют друг с другом. Одна группа разведывает и находит автомобиль, который надо угнать «под заказ». Вторая группа «пробивки» не знает первую и работает обособленно – ее участники «пробивают» хозяина машины через коррумпированных служащих ГИБДД, выясняя, есть ли страховка, не в лизинге ли автомобиль, потому что в последнем случае к розыску подключится страховая фирма. Третья группа – угонщики, они  угоняют машину. Четвертая  забирает ее и перегоняет в отстойник.

- Для чего практикуется столь сложная система?

- В этом случае намного сложнее доказать вину и участие в преступном сообществе. По отдельности это получается банальный взлом, угон и даже хулиганство с меньшими сроками наказания.

- Вы сейчас все меньше пишете на криминальные темы, почему?

- Мне интересно пробовать себя в чем-то новом и писать про людей других профессий. К тому же надо владеть ситуацией, а я давно отошел от практики. Сейчас меня заинтересовал театр, вернее его закулисье, и я пытаюсь рассказать читателю о том, что невозможно увидеть из зрительного зала. Конечно, я работаю с консультантами – общаюсь с друзьями актерами, которые посвящают меня в тайны театрального мира. Правда, без криминальной истории и здесь не обойдется, но она будет второстепенной линией сюжета.

Автор «Улиц разбитых фонарей» - о погонях в жизни и в кино